Усадьба Табаровских

Никита Разлада 06/03/2015

Под Переславлем есть небольшое село Ягренево. Обычному туристу, это село покажется обычной вымирающей русской деревней, но если присмотреться к окружающему ландшафту, то станет понятно что в нем есть определенный замысел. Большая часть территории села Ягренево это бывшая усадьба Табаровских.

Николай Григорьевич Табаровский — камергер Высочайшего Двора, действительный статский советник и по совместительству предводитель дворянства Переславского уезда. Его перевели в наши края из столицы, и он превратил свое жилище в рай на земле. По воспоминаниям местных жителей:

«Барский дом строился при старом барине… Дом был на кирпичном высоком фундаменте, из 10 комнат с крыльцами, с южной стороны большая веранда… При доме кухня, зал, комната прислуги… Высота потолков под 4 метра… Камины повсюду белым изразцом отделаны… Снаружи дом обшит тёсом, окрашен по шпаклевке… Весь фасад обделан резьбой, начиная от карнизов, кончая окнами и стенами… кроме дома при усадьбе были и другие — 2-этажный кирпичный для постоянных работников в четыре квартиры. Деревянный дом для скотника с хозпостройками, к тому же отдельный, чтоб ни запаха… На берегу Большого пруда каретная с конюшней, с коровником…

С восточной стороны, в ста метрах помещение для хранения и обмолота зерновых культур… Рядом амбар… С западной стороны было устроено картофелехранилище, врезанное в пригорок… Все здания были покрыты железом и покрашены в красный цвет… А так как барин был заядлым охотником, рядом с картофелехранилищем находилась псарня… Судя потому, как гармонично усадьба вписалась в природный ландшафт, нетрудно догадаться, что старый барин был сведущ как в вопросах сельского хозяйства, так и в вопросах строительства.

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Ягренево

Усадьба была красивой… использовался каждый клочок земли… Все постройки, лес, поля связаны в «иное целое дорожками, беседками, водоемами и чудесным садом… в саду том были собраны многие деревья и кусты средне-русской полосы… С южной стороны дома по склону стояли кусты жасмина, с запада был образован квадрат в 80 метров из белой, синей и фиолетовой сирени, в центре которого размещались яблони — порядка 12 штук. В этом же квадрате находился колодец метров в двенадцать глубиной — вода чистая, вкусная… С востока такой же квадрат, но уже из акации, внутри которой делянки из слив и вишен; кружки с беседками из тополей, тех же акаций. Ближе к амбару квадраты из берёз и клёнов… Южнее акации и сирени, через межу, заросли черемухи и далее делянки орешника; слева и справа от которых осиновые рощи, в которых на радость хозяев собирались грибы…

Далее располагался барский пруд, окаймлённый тополями, перед прудом стоял огромный дуб. По размерам пруд был небольшим, но глубоким, с каменным дном. Вода в пруде была холодная — ключевая…

Посреди пруда был стол и вышка… Там барин и его семья отдыхали во время купания… Между прудом и осиновой рощей с восточной стороны располагались делянки черной, белой и красной смородины, крыжовник, опять же яблони… А в центре стоял второй дуб, поменьше первого, но тоже большой… По всей площади сада были вкраплены ели, липы… Сад вместе с постройками занимал гектаров 12. В месте расположения построек площадка была ровной… От площадки во все стороны шло понижение… С восточной стороны сад обрамлялся живой изгородью из красных прутьев шириной метров десять, пройти через которую было трудно… Кроме того посреди живой изгороди в ряд метров через пять были деревья летнего боярышника, колючки которого отпугивали не только мальчишек…

Территория усадьбы Табаровских

С запада и юга шла полоса живой изгороди из зимнего боярышника, через который вряд ли отважится прорваться не то что человек — животное… Прудов в деревне было четыре. Кроме барского, где купались и полоскали бельё, был ещё Большой пруд, который предназначался для поения животных, иногда в нём и купались… Были ещё два пруда — Сергеев пруд — напротив Сергеева Дома, из которого пили — пруд этот старый, никогда не пересыхал, хотя и неглубокий, с чистой водой. Зимой почти вымерзал -тогда воду таяли из льда… В нём не купались… И последний пруд — новый, выкопанный на въезде в деревню — мелкий с грязной водой, который в насмешку прозвали «Сорокуша» — сорока пройдёт, ноги не замочит… В нём стирали половики, грубое бельё, мыли картофель, иногда полоскались Ребятишки…

Если в первых двух водились караси, то в Сергеевом на удивление рыба не водилась, в Сорокуше попадались единственные, шальные экземпляры… Своих работников барин не держал, разве что прислугу, кучера… Мы же работали как наемные работники по надобности, больше во время сева, уборки, заготовки дров… Земли использовались с умом — сеяли рожь, пшеницу, ячмень, овес… ещё лён, гречиху… Сажали картошку, морковь, ну и всякую всячину про запас…» Источник: Vidania.ru.

В начале 1920-х гг., Табаровский и его семья были выселены. Глава семьи умер в 1926 году. Его дом заняли коммунары, а после усадьба и прилегающие земли достались колхозу. Сейчас в музее на Ботике можно увидеть единственную фотографию Н. Г. Табаровского и его шитый золотом сюртук.

Об авторе

Оставить комментарий